13 декабря 2019  |  пятница  |  14:55


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



КУЛЬТУРА

№ 40 (146), 1 ноября 2007, Все районы

Татьяна Устинова: «Хочу получать еще больше денег»


По данным Книжной палаты, в прошлом году общий тираж книг Татьяны Устиновой составил 3,5 миллиона экземпляров, - второе место в России после Дарьи Донцовой. В этом месяце Устинова презентовала свой очередной детектив «От первого до последнего слова».



- Мне 39 лет, у меня два сына, один муж и 24 романа за плечами. По профессии я инженер-физик, но по призванию все-таки писатель. Люблю Чехова, Веллера и русский рок. И, пожалуйста, не спрашивайте меня о том, где я беру сюжеты для своих книг - я понятия не имею, они сами откуда-то приходят.

- Но какие-то профессиональные секреты ведь у вас есть?

- Самый главный секрет, перефразируя Владимира Ильича Ленина, — работать, работать и работать. При этом надо понимать, что профессии писателя не существует — это некое состояние души и нервной системы. Заработать большие деньги писательским трудом — все равно что сделать карьеру в церковном хоре, авось выбьешься в Шаляпины. Я своих книжных героев не могу оставлять больше, чем на один день - начинаю скучать, переживать и чувствовать себя безответственной мамашей, бросившей своих детей…

- Тем не менее, однажды вы проснулись знаменитой...

- Я никогда не просыпалась знаменитой и никогда не получала деньги просто так, но присутствие ангела за правым плечом, направляющего меня по нужному пути, всегда чувствовала.

- Что же вам нужно, чтобы написать книгу?

- Нужно, чтобы я много знала и хорошо разбиралась в ситуации, которую я описываю. Если книжка о врачах, то у меня кабинет весь завален медицинской литературой, я должна сойти от нее с ума. Я человек, не выносящий вида крови, но читаю про пневмоторексы, про ожоги третьей степени, про то, что нужно применять при панкрито-деуденальном иссечении. И чем это больше удается, тем лучше получается финал.

- А подслушанные чужие истории используете?

- Никогда никакие реальные криминальные ситуации в основу романов не ложатся. И мы это когда-то даже обсуждали с людьми пишущими, которые работали в правоохранительных органах, с той же Марининой, которая в аналитическом отделе МВД что только не видела и не слышала. Реальная криминальная ситуация — это ужасно: кровь, грязь, боль, отчаяние близких и такая более-менее рутинная работа правоохранительных органов. А что такое детектив? Детектив — это сладкая тайна. Вот ты пледом накрылся или, наоборот, если лето, сел в гамак, качаешься и думаешь: кто же, черт побери, замочил старушку-то?

- Вы рано поняли, чего хотите?

- Да, конечно. Но это никак не повлияло на мою профессию, потому что в тот период надо было зарабатывать, чтобы как-то жить. Но мне всегда хотелось большего. Когда я увидела, как в фильме «Красотка» Ричард Гир говорит: «Это придумал я - хотеть большего», то подумала: «Не-е-ет, это придумала я»

- А чего вы хотите сейчас?

- Ой, да много всего! Хочу получить «Оскар», отвезти родителей на Майорку, сыновей выучить в Гарварде, увидеть закат над Адриатическим морем, съездить на слоновью ферму в Таиланд, научиться писать по-английски так же, как по-русски... Ведь из русских писателей это умели только Бродский и Набоков. Может, и я сумею?

- Случалось, что у вас опускались руки?

- На самом деле существует считанное количество обстоятельств непреодолимой силы, они умещаются все на пальцах одной руки. Это может быть собственное нездоровье и это болезни и смерти близких. Все! Все остальное изменяемо от и до. И убиваться проще, чем не убиваться. Я знаю это совершенно точно, что один из семи смертных грехов — это уныние.

Я болею самой тяжелой формой графомании: если долго ничего не пишу, становлюсь нервной и очень раздражительной. Поэтому мне всегда необходимо что-то писать - будь то статью в «Домашний очаг» или детектив.


- Склонность к писательству у вас проявилась уже в зрелом возрасте?

- Относительно. Держать ручку в руке я научилась в 7 лет. Тогда я написала философский рассказ «Одуванчик» — про то, как ветер его разметал. С тех пор я пишу не останавливаясь. Исписанные мною тетрадки с начатыми и брошенными рассказами про говорящих тигров, про планетарные станции, про низвержение с неба потока заряженных частиц валялись во всех углах квартиры, и мама всегда ругала меня за это. Я с детства поражена тяжелейшим недугом — графоманией. Без написания текстов я начинаю болеть и нервничать.

- Вы успели поработать даже в администрации президента. Насколько приятные воспоминания у вас остались о том периоде вашей жизни?

- Мы работали сутками, улетали в командировки каждую неделю, так что я ночевала дома только с воскресенья на понедельник. Я успевала забыть, брюнет у меня муж или блондин и сколько лет моему ребенку. Я нажила кучу странных заболеваний типа невротического подергивания левой ноги, но работа была интересной. Потом, когда это в одночасье кончилось и нас всех выгнали, было очень трудно. Иллюзия причастности к великому делу всегда затягивает...

- Тем не менее написание детективов явно приносит вам больше денег, чем любая из ваших предыдущих работ.

- Конечно, сейчас я зарабатываю много, но не могу сказать, что не хочу получать еще больше денег.

- Иногда критики рискуют обвинить вас, что ваши книги изобилуют эротикой...

- Я каждый раз обещаю себе держаться в руках, но все равно ничего не получается.

- Удается ли вам уделять семье достаточно внимания?

- Конечно, нет. Мы с мужем очень занятые люди, рано уходим из дома и поздно возвращаемся. Если я пишу роман и у меня на лестнице оказался труп, а в это время сын требует котлету, я ему говорю: пойди возьми сам. С этим ничего нельзя поделать. Наши дети должны понимать, что если мы поменяем свой образ жизни, то перестанем быть самими собой.

- Когда вам удается выкроить свободное время, вы можете потратить его на чтение чужих романов?

- Да, я охотно читаю Михаила Веллера или Бориса Акунина. После перечитанного много раз и выученного наизусть Бродского я впервые получила такое же удовольствие от чтения стихов. И это при том, что наша нынешняя жизнь для стихов вообще не приспособлена - ни темпом, ни ритмом, ни логикой.

- А Гарри Поттера читаете?

- Из за Поттера я даже поссорилась с одним своим хорошим знакомым. Он считает, что это книга о любви матери к ребенку, а я думаю, что это не книга, а дерьмо.

- Кроме книг, вы еще пишете сценарии...

- Я пишу — это громко сказано. Вот роман, например, пишут двое: я и мой компьютер. А сценарий - это продюсер, режиссер, редактор... Однажды продюсер сказал мне: «Нужно написать так, чтобы актеру можно было это сыграть». Поди разберись, что он имел в виду. Так что сценарии - очень сложная работа.

- Вам приятно, когда ваши книги экранизируют?

- Для меня это большой риск! Что произойдет с моими персонажами? ТВ - это ведь страшная сила, которая может перечеркнуть все мое творчество в один момент.

- Татьяна, вы любите тусовки?

- Ой, нет. Конечно, меня часто приглашают, но я в таких случаях говорю: «Вы знаете, я очень занята сегодня - я воспитываю ребенка». И моментально перестают приставать. Конечно, есть мероприятия, которые нельзя пропускать, - это презентации, встречи со зрителями, а не светские тусовки. Тусовка, с моей точки зрения, - мероприятие пустое. Я же не певица, не актриса, которым это необходимо.

- Когда все-таки приходится посещать тусовки, вы там себя чувствуете, как рыба в воде? Ведь вокруг персонажи ваших будущих книг.

- Я очень плохо себя чувствую, к примеру, на Рублевском шоссе. Потому что не люблю надувательства и знаю, что чашка кофе не может стоить шестьсот рублей - и вовсе не потому, что не могу столько заплатить. Просто это бесит.

- А у вас есть друзья в мире кино и шоу-бизнеса?

- Настоящие друзья - это люди, которых ты давно знаешь. У меня есть такие друзья, но они остались еще со школьных времен.

- Ваши дети похожи на вас?

- Нет, мои дети значительно свободней, чем была я. Жизнь ведь очень изменилась. Когда мне было 13 лет, умер Брежнев, и для меня это было ужасной трагедией, я не знала, как дальше жить. Ну мы были так воспитаны. А мои сыновья менее подвержены подобного рода глупостям. К счастью, это совершенно другое поколение.



Полина КОЧУРГИНА

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100