25 июня 2019  |  вторник  |  11:50


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



МАКАРЕВИЧ

№ 43 (149), 22 ноября 2007, Все районы

Андрей Макаревич: «Плевал я на всякие мнения»


6 декабря выходит в свет альбом «Штандер», который Андрей Макаревич записал с «Оркестром креольского танго». «Что касается названия, то «Штандер» - это такая аллегория, как мне кажется, очень забавная: детская игра поколения наших ровесников, названная очень звонким «трофейным» словом, - поясняет Андрей. - Идея игры – в воздух подбрасывают мяч, и игроки либо ловят его, либо убегают. Мы подбрасываем слушателям альбом, и слушатели будут либо ловить и слушать, либо убегать. Надеюсь, будут ловить».

- Почему «Оркестр креольского танго»?

- Началось все с того, что я понял, что единственная музыка, которую я слушаю сегодня без раздражения, – это американская эстрадно-джазовая вокальная музыка 40-50-х годов: Дайана Вашингтон, Чет Беккер, Элла Фицджеральд. Эта музыка полна красивых мелодий, которых в сегодняшнем мире явно недостаток, изумительных аранжировок, оркестров, живого звучания… Мне очень захотелось сочинить и записать такую пластинку.

- "Оркестр креольского танго" - ваше создание?

- Мое. Мне захотелось авторскую песню соединить с джазовой аранжировкой. Я еще двадцать лет назад начал исполнять песни, которые не нуждались в аккомпанементе группы. Я их пел под гитару, без "Машины времени". У меня появились свои концерты, возникла своя аудитория. Через несколько лет мне это надоело, я почувствовал, что этот жанр - пение у костра - умирает уже. Я стал приглашать джазовых музыкантов, с группой "Папоротник" выпустил пару пластинок. Мне очень хотелось уйти ближе к джазу. Вот так в конце концов я и создал "Оркестр креольского танго".

- В скором времени исполнится 40 лет "Машине времени". За это время коллектив не распадался, не прекращал существование. Есть ли уже какие-нибудь планы по отмечанию юбилея?

- Пока нам только 38, мы в 69-м году образовались, 40 будет в 2009. А 40 лет не отмечают.

- В песнях "Оркестра креольского танго" тексты имеют такое же большое значение, как и у «Машины»?

- Мне казалось, что если "Вначале было слово", как сказано, а не "Вначале были ноты", то становится неудобно за умного человека, который выходит на сцену, по-умному с тобой поговорив, и вдруг начинает петь какую-то херню в микрофон. А его слушают тысячи людей! Бывает за него неловко. Мне кажется, что слово какую-то ответственность все-таки несет за собой. Каждое. Особенно сказанное. Особенно так громко.

- Какое место в вашей повседневности занимают музыкальные дела?

- Не могу расположить по местам. Все, чем я занимаюсь, находится на первом месте. Когда что-то вдруг попадает на второе место, я этим просто перестаю заниматься.

- И все-таки кто вы сегодня - музыкант, иногда отвлекающийся на бизнес, или бизнесмен, отдающий досуг музицированию? Что тут "дело", а что "потеха"? Чему - "время", а чему - "час"?

- Думаю, процентов семьдесят моего рабочего времени тратится все-таки на музыкальные дела. Особенно с тех пор, как я перестал вести программу "Смак". Несмотря на то, что я остаюсь президентом компании "Студия "Смак", телевидение времени отнимает немного.

- Но у вас немало и других бизнес-проектов.

- Да нет у меня никаких бизнес-проектов.

- Как это нет? А проект "Батискаф"?

- Я тут являюсь лишь одним из учредителей, но в управлении этим бизнесом непосредственно не участвую. Работают клубы, открываются магазины... А я появляюсь только тогда, когда мое появление становится важной составляющей какого-то мероприятия. Например, когда мы проводим соревнования на кубок столичного мэра по подводной охоте, опровергая расхожие представления, будто в Москве-реке нормальной рыбы нет - одни мутанты.

Вообще не надо преувеличивать мою увлеченность бизнесом. И тем более не стоит заблуждаться насчет его масштабов. Вот если бы я был совладельцем нефтяной компании - тогда другое дело. А так - смешно говорить.


- Значит, вы по-прежнему музыкантом себя считаете?

- Я себя считаю художником прежде всего. Никогда не оставлял этого занятия и сейчас не оставляю. Вот сейчас мы с питерским художником Андреем Белле в четыре руки сделали серию живописных работ. Очень интересная получилась серия. И в феврале, скорее всего, у нас будет выставка в Третьяковке и выставка в Русском музее. Это довольно почетно. Это говорит о том, что мы не самые плохие художники на свете.

- "Машина времени" существует уже 38 лет. Рок-группы так долго не живут. А вам удалось. Каким образом?

- Не знаю.

- Вы сами себе когда-нибудь задавали этот вопрос?

- Нет.

- Ну хорошо, тогда скажите, что должна делать рок-группа, чтобы не превратиться в музыкальный антиквариат?

- Работать. Как вы думаете, что нас держит вместе кроме желания делать вместе музыку? Как только это желание пропадет хотя бы у одного из пятерых, а я очень хорошо знаю этих людей, он отвалит без малейшего сожаления.

- И тогда все разбегутся?

- Да, тогда, видно, разойдемся в разные стороны.

- Достаточно, чтобы кто-то один ушел?

- Конечно. Тем паче, у каждого есть и свои музыкальные проекты. Почему мы работаем вместе? Потому что интересно нам. А если нам интересно, значит, это должно быть интересно и тем, кто нас слушает.

- Одна из газет написала, что от вашей группы несет нафталином.

- Мне наплевать на то, что о нас пишут. Я переживал по этому поводу в 80-е годы. Тогда - вы, наверное, помните - в "Комсомольской правде" вышла разгромная статья... А теперь... Да пусть пишут! Собаки лают - ветер носит. Зачем мне это читать? У меня есть другие критерии. Мы недавно играли на Дворцовой площади в Питере на празднике "Авторадио". И нас слушали 72 тысячи человек. Это для меня гораздо важнее, чем статья в какой-нибудь газете.

- Советский андеграунд был еще и эстетической нишей. Вам по-своему было комфортно в ней?

- Андеграунд был для меня абсолютно вынужденным. Я никогда не играл ни в какую альтернативу. Понимаете, есть люди, которые лелеют эту эстетику. И если андеграунд не является вынужденным, они его создают искусственно.

- Вы не наполняли свою официальную непризнанность эстетическим содержанием?

- Нет абсолютно.

- Это не было манифестом?

- Да каким манифестом! Упаси бог! Это была форма выживания.

- И никакого протеста вы в это не вкладывали?

- Ни малейшего. Конечно, когда тебе мешают заниматься любимым делом, это рано или поздно вызывает ответную реакцию. Но считать себя пламенным борцом против советской власти я не могу. Я на Красную площадь не выходил, диссидентских писем не подписывал. И вообще был сам по себе.

- А когда к вашему 50-летию вас наградили орденом "За заслуги перед Отечеством", вы что испытали?

- Просто было приятно. До этого я к 30-летию "Машины времени" из рук Ельцина уже успел получить орден Почета. Причем все музыканты нашей группы получили такой же орден. Было сделано не по-совковому, когда к юбилею какого-то коллектива награждали его руководителя, и только. А орден "За заслуги перед Отечеством" мне вручал уже Путин.

- Вы же склонны к самоиронии. Пафос этой награды вас не смущает?

- Мне некогда об этом думать. У меня не так голова устроена. Я думаю над тем, что и как нужно сделать еще.

- Вам известно, как о сегодняшней "Машине времени" отзывается Юрий Шевчук?

- Нет. Да я этим и не интересуюсь.

- А вот послушайте: "Это музыка умной буржуазии, которая когда-то ныряла в трусах в омут жизни, а сейчас лежит себе на Канарах, у нее все есть - джин с тоником, водочка, поплавок плещется на волнах... И вот лежит такой буржуа, куря дорогие сигары, вспоминает молодость и ностальгирует: да, когда-то, блин, были и мы рысаками..."

- Ну, наверное, так он меня видит.

- Какие у вас отношения с ним?

- Да в общем никаких. Здрасьте - здрасьте. Мне его революционная деятельность абсолютно не близка. К тому же я на Канарах не лежу. У меня на это нет времени. Я работаю с утра до вечера. Что касается какой-то ностальгии по прошлому, то я ее не испытываю. И вообще плевал я на всякие мнения, честно скажу. Я достаточно строго к себе отношусь и не потерял способность видеть себя со стороны. Я пишу то, что меня интересует, то, что меня беспокоит.

- Все-таки кто под кого прогнулся: изменчивый мир под вас или вы под него?

- Ни мы не прогнулись, ни мир не прогнулся. Не надо каждую строчку из песни воспринимать как жизненный лозунг. Я никогда не старался изменить мир. Это глупо и самонадеянно. Я старался его понять. Это тоже дается дорого. Чем больше ты его понимаешь, тем меньше он тебя устраивает.



Иван МАНОХИН

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100