14 декабря 2019  |  суббота  |  06:51


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 47 (153), 20 декабря 2007, Все районы

Михаил Пореченков: «Я не пью, но этим не горжусь»

Первый фильм Михаила Пореченкова «День Д» выйдет на российские экраны в апреле 2008 года. В этой картине Михаил выступил сразу в трех ипостасях: как режиссер, исполнитель главной роли и продюсер. Но сейчас актер наиболее узнаваем не как режиссер, а как начальник военной контр-разведки Кречетов из сериала «Ликвидация».



– В «Ликвидации» вы второй, после Владимира Машкова. Как с ним работалось?

– С ним приятно и здорово работать! Да мы и после съемок общаемся. Мы впервые встретились на этой картине и сразу нашли общий язык. Хотя раньше я опасался с ним работать. Он же звезда и старше меня... Но он оказался веселым, компанейским человеком, да к тому же и суперпрофессионалом.

– Критики в один голос сравнивают «Ликвидацию» с «Место встречи изменить нельзя». Вы согласны со сравнением?

– Не вижу смысла говорить о сходстве этих фильмов. Хотя, кто хочет – пусть, конечно, сравнивает. А проводить параллели между Кречетовым и Володей Шараповым вообще нельзя. Это разные роли. И мы с Владимиром Машковым тоже играем на контрасте: он – поджарый, а я – большой и рыхлый.

– В «Ликвидации» много чисто одесских колоритных комедийных моментов...

– Снимать в Одессе, и все всерьез – было бы нелепо.

– А в сугубо комедийном жанре себя попробовать нет желания?

– Конечно, пробовал. В театре у меня есть веселые роли. Например, как это ни покажется странным, в спектаклях «Гамлет» и «В ожидании Годо».

– Не возникало желания уйти от образа «крутого перца»?

– Нет! Никогда! Если я уйду, то кто же, кроме меня?..

– Значит, вы так и будете играть что-то в духе «9-й роты» и «Агента национальной безопасности» и «Ликвидации»?

– Я буду пробовать себя в разных жанрах. Но бывает очень сложно вырваться из тех рамок, которые заложены изначально. Поверьте мне, пока это мало кому удавалось. Актерское амплуа – железные тиски, оковы.

– Теперь пару слов о «Дне Д»...

– В своем дебюте я решил воссоздать образ настоящего мужчины и выбрал для этого ремейк фильма «Коммандо» с Арнольдом Шварценеггером, снятый в 1985 году. Это необычное кино для нашего кинематографа, настолько фильм насыщен трюками, взрывами...

– В связи с вашим режиссерским дебютом, Михаил, интересно узнать, какие фильмы, как говорится, сформировали ваш вкус?

– Я оканчивал школу в Польше, поэтому смотрел в основном европейские и американские фильмы, которые шли в польских кинотеатрах и по телевизору: «Ночной портье», «Последнее танго в Париже», «Апокалипсис сегодня»...

– И какое отношение эти фильмы имеют к вашему боевику «День Д»?

– Кроме «Ночного портье» в Польше шли «Звездные войны», «Индиана Джонс», фильмы с Брюсом Ли, Шварценеггером, Сильвестром Сталлоне. Тогда это было как обухом по голове. А мой «День Д» – это не кино. Это первый рекламный ролик, который я снял для себя.

– Ничего себе ролик за пять миллионов долларов!

– Бюджет, конечно, не тот, но я сразу его хап – и замахнулся на большое кино. Это первый мой опыт. Первый! Я не прошу скидок. Я вложил в это все, что я умею на сегодняшний момент.

– Правда, что когда вы начали снимать фильм, то полностью отказались от алкоголя?

– А я до этого был замечен в сильных попойках? Я не пью, но не считаю это большим достижением. Это нормальное состояние для человека. Я нормально себя чувствую, когда не пью. Я не запойный и проблем с алкоголем не было никогда. Я тут подсчитал: из трехсот шестидесяти пяти дней в году триста дней я занят работой. Бухать-то когда? Некогда! У меня и съемки, и спектакли, и телевидение...

– Вот уж не знаю, зачем вам еще и телевидение?

– Я уже давным-давно работаю с каналом ТНТ, у нас старая дружба. Опять же, там деньги платят.

– А вы на все готовы ради денег?

– Нет, не на все. Я от многого отказываюсь. Но на каждую работу, которую я делаю, я получаю благословение от своего духовника, так что все нормально.

– Не у многих актеров есть духовник.

– Я понял его необходимость, когда почувствовал, что отвечаю не только за себя. Я же все в жизни попробовал, на своих ошибках учился. Ходил сначала к экстрасенсам за советом, а потом понял: что ж я делаю... Почему я не вижу явных вещей, не вижу того, что правильно, и почему пытаюсь отвернуться от Бога? Надо повернуться и открыть глаза. И все сразу спокойно становится. Все сразу понятно, все сразу правильно.

– Это был кризис среднего возраста?

– Не только, еще и «звездная болезнь».

– И как вы лечились от «звездной болезни»?

– «Звездная болезнь» проявляется по-разному: в неуважительном отношении к родным и близким, простым людям, в неумении здороваться, общаться, в нежелании помочь в беде, порадоваться чужому счастью, в нехотении прийти в церковь покаяться. Еще желание обратить на себя внимание, гордыня – все это «звездная болезнь».

«Звездная болезнь» рубит по-разному: алкоголизмом, наркотиками, отказом от работы. Ты думаешь: «Я всего достиг, мне ничего не надо». Это «я» и ничего кроме меня. На этом заканчивается человек. Эта болезнь уничтожала меня по кускам. В какой-то момент я понял, что не выживу. Собрал силу воли и остановился. Как курить бросил.


– Как вы относитесь к такому понятию, как «кино не для всех»?

– Когда у нас снимают «кино не для всех», это значит, что там вообще ничего не понятно – ни простому зрителю, ни профессионалам. А нам пытаются доказать, что вы, мол, быдло, ничего в искусстве не смыслите. Для меня это не кино. На Западе тоже есть «кино не для всех» – оно тоже странное, но оно понятное, оно страшное, и оно цепляет.

– Кто герой нашего времени? Десантник, который в вашем фильме спасает свою дочь от бандитов?

– У нас нет героя. Все мечутся в его поисках. И вместо него у нас такая аморфная масса. Хотелось, чтобы это был сильный, добрый и щедрый человек. Пока его нет. Пока наши герои все сложные, рефлексирующие, полупьяные.

– Может, их просто нет в жизни?

– Есть, но они самые незаметные люди. А их, наоборот, надо замечать, только вот мы замечаем другое. Лежишь под забором, а все говорят: «Ай, Мишка, молодец, давай мы тебя поднимем, отряхнем и по телевизору покажем. Ты нам такой нравишься – полуразвалившийся. Это хорошо. Ты творческий человек». А когда ты респект, ты снимаешь кино, когда ты ходишь в спортзал – ты не нравишься, что с тобой делать? Жалеть не за что. Ты самый сильный и богатый, у тебя все есть. Нет, на тебя равняться нельзя.

– Кто является для вас абсолютным авторитетом? И о чем бы вы хотели поговорить с ним?

– Я хотел бы поговорить с Богом хотя бы минут пять. У нас написана одна книжка, на которую мы равняться не хотим. Мы старательно ее обходим. Там все просто: не делай этого, этого и этого, и все. А мы придумываем себе честь, совесть для того, чтоб только это не читать, только об этом не говорить.

– И что бы вы спросили у Бога?

– Что такое счастье.

– Вы несчастны, Михаил?

– Я хочу убедиться: то ли я нашел?..

– Правда, что вы байкер?

– Я бы не назвал себя байкером. Я – мотоциклист со стажем.

– Это принципиальная разница?

– Говорят, что мотоциклист – владелец мотоцикла, а байкер – это уже образ жизни. Но я просто не хочу себя называть этим иностранным словом. Скажем так: я и владелец мотоцикла, и увлеченный данным видом спорта человек. Вот собираюсь как-нибудь поучаствовать в гонках «Париж – Дакар».

– Состоите в каком-нибудь байкерском клубе?

– Нет, я сам себе клуб. Но с единомышленниками обязательно общаюсь.

– Мечтаете о какой-то особенной роли?

– Я готов играть все, что угодно. А мечтателем быть вредно. От данной роли нужно уходить.

– Все ваши герои – со щетиной. Да и в жизни вы, видимо, не бреетесь?

– Ага, мне просто лень это делать каждый день. А еще я очень не люблю бриться.

– Михаил, вы в молодости занимались спортом?

– Да. Я много чего перепробовал и остановился на боксе.

– И каких успехов достигли?

– Я кандидат в мастера спорта.

– А в армии служили?

– Четыре года провел в Таллинском высшем военно-политическом строительном училище. Если это можно назвать армией. Кстати, именно в училище я начал боксировать.

– Вы хотите, чтобы ваши дети тоже занимались боксом?

– Я мечтаю, чтобы они занимались спортом, а уж каким – это им решать. Мне, например, нравится регби. А вообще я думаю, что физкультуре и спорту у нас в стране уделяется слишком мало внимания. Не хватает у нас стадионов, велотреков, спортивных площадок.

– Но спорт, особенно экстремальный, порой опасен для жизни.

– Ничего не поделаешь. Если уж ты выбрал эту дорогу, роптать не приходится: надо тренироваться и совершенствоваться, а не трусить. В конце концов, все мы в этом мире бренны. Коль ты появился на свет, найди цель в жизни и радуйся каждому дню.

– Михаил, как вы отдыхаете, проводите свободное время?

– Опять же – мотоцикл и бокс.

– Ваш любимый напиток и блюдо?

– Мясо и квас. Спиртное не люблю. Хотя холодное пиво иногда употребляю.

– А еду сами готовите?

– Шашлыки на природе.

– Какое время года вам по душе?

– Все. У природы нет плохой погоды. Я оптимист.

– Последний вопрос. На киноэкране ваши герои регулярно совершают подвиги. А в вашей личной жизни ему есть место?

– Каждое утро я встаю в 7 утра и иду гулять с собакой.



Антон СЕРЕДНЯК

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100