14 декабря 2019  |  суббота  |  06:53


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 11 (117), 29 марта 2007, Все районы

Татьяна Толстая: «Я вызываю злобу»

Телешоу «Минута славы» появилось в эфире только в феврале, но уже пользуется поистине народной популярностью. Зрителям уже показали доморощенных фокусников и акробатов, певцов и танцоров, выступление которых строго судят писательница Татьяна Толстая и ее помощники в жюри. Известная телеведущая, не приемлющая гламура; автор язвительной социально-политической эссеистики – как такие разные образы совмещаются в одном человеке?

– Чего никогда не будет в Ваших передачах?

– Что такое телевизор? Это в частности средство общения народа с властью. Есть реальное общество, у крестьянина какие-то проблемы, которые я не понимаю, но считаю, что они должны быть решены. И поскольку в телевизоре крестьянина не видать, а попсу видать все время, даже слишком часто, поэтому не хочется включать кнопочку этого прибора. У вас еще нет этого прибора? Тогда мы идем к вам. Попса заполонила пространство, предназначенное для разговора с властью. А власть разговаривает с народом через этот ящик. И для того, чтобы быть приятным народу, президент, или его советчики, выбрали попсу.

– Хорошо, хоть не «новых русских бабок»…

– Человек подчинен некоему закону умственной гравитации, то есть его вниз тянет, а не наверх. Для того чтобы сделать движение наверх, надо сделать какое-то усилие. Помахать крыльями, оттолкнуться от воздуха. Для того чтобы упасть вниз, достаточно просто сложить лапки. Этим и пользуются развлекатели, делая на этом, кстати, деньги.

– «Комсомолка» назвала телешоу «Минута славы»…

– От первого до последнего слова «Комсомольская правда» – на обертку селедки. Потому что всем кажется, что надо угнаться за современностью… А что в этой современности? Можно вон завтрашний день предсказать, написать новостную ленту завтрашнего дня. Любой может это сделать.

– И что в ней будет?

– В рамках недели если – в ней упадет крыша. Какие-нибудь солдатские дела: нам об этом не сообщают, но статистика известна, и можно представить, что один случай дедовщины в день минимум будет. Волнения в каком-нибудь городе N по поводу роста цен на ЖКХ. Можно и политические крупные события предсказывать, если за этим следить: посмотреть, что было на прошлой неделе, и предсказать, что будет на следующей. Потому что микропроцессы видны, а когда смотришь исторические архивы, видны и макропроцессы, и можно их сопоставить. И тут интересно, когда ты уже знаешь, что наступило какое-нибудь судьбоносное событие, например война, а люди еще ничего не подозревают и пишут свою мелкую ерунду – «корова родила двухголового теленка», что-то такое для развлечения обывателя.

– И это будет читаться?

– Нет, само по себе «корова родила» не интересно. Есть просто люди, хорошо пишущие, поэтому, если они забавно рассказывают про ту же корову, так это просто художественное чтение. Есть, конечно, просто ругатели, которые лезут в любой разговор, чтобы покричать.

– Вас ругают также часто, как появляются новости в ленте новостей…

– Такая болтовня многое выдает о человеке. Но мне не интересно знать, что про меня думают вот на таком поверхностном уровне. Тем более что, в основном выступают люди, которые ищут, на ком бы сорвать злобу. А я у большого количества людей вызываю злобу.

– Как Вы думаете, почему?

– Не знаю. Нет, ну я представляю себе… Некоторые честно считают, что видеть меня не могут, просто душит их мое существование, вот жить спокойно не дает. Или вот в Интернете, например, есть форум, где обсуждают наши программы. Они там стараются быть такими – как они думают – интеллигентными. Это как бы такое ханжеское мещанство, которое они принимают за интеллигентность. «Ах, Боже упаси сказать слово жопа!» И вот наиболее злобные из них считают, что я не вылезаю с презентаций (то, куда я никогда не хожу, я вообще толпу не выношу), то есть экстраполируют шоу-бизнес на всех, кого они в телевизоре видят. А другие считают, что я целыми днями валяюсь в spa и ухаживаю за собой изо всех сил. Вот что сделал этот мейнстрим и рассказы о лихой веселой жизни этого полусвета: они считают, что люди так живут.

– А так никто не живет разве?

– Так живет бессмысленная небольшая группа богатых людей, буржуазных дам, молодых жен вперемешку с шоу-бизнесом. Они и живут такой безумной стаей. Такой низкого пошиба «свет».

– Вот мы и подошли к теме глянца…

– Ну да, глянец работает с ними и вокруг них. Глянец – это же хорошо продуманная машина для продажи глупым богатым людям дорогих вещей. А дорогие вещи и производятся для того, чтобы их купили глупые богатые люди; даже не глупые, а просто по разным причинам озабоченные статусом. Такая буржуазия в классическом понимании, для которой статус важнее истинного существования: костюм важнее человека, внешность важнее внутренности… Например, в гламурных журналах нельзя работать толстым; они должны иметь хорошую фигуру, то есть своим существованием подтверждать, что мир гламура существует: вот он. А толстого человека просто нельзя показывать: его в гламуре нет. Хотя вот если бы n-ное количество богатых женщин были толстыми, гламур бы подвинулся, он бы их учел. А так существуют придуманные образы – прокрустово ложе, ни длинней, ни короче. А остальных как бы нет.

– Ведь глянец продает людям их же самих, нет?

– Сначала он их создает – невротизирует. Ведь задача сперва невротизировать, пристыдить, указать, где находится тот позорный столб, к которому тебя выведут, если ты не будешь соответствовать; потом – предложить им идеальные модели всего, и наступит счастье. То есть они говорят, что тебе наступит счастье, если ты выполнишь определенные финансовые условия, по сути.

– Ведь так работает любая сфера социальной жизни?

– Не любая. Все эти покупки, которые гламур предлагает, ориентированы на женщин. А там, в этом мире крутизны, мужчина, достигнув определенного статусного уровня, заводит себе очень молодую жену – не потому, что он ее полюбил, а потому, что это круто – иметь такую, причем выбранную по определенному типу: они же все одинаковые. И он ее предъявляет миру и на ней держит свои бриллианты. Вот я смотрела какой-то, что ли, «Золотой граммофон»: в первых двух–трех рядах сидят «рублевцы» в смокингах, а с ними сидят эти жены, модели, любовницы – и ни одного человека. Все великолепно выглядят; все блондинки. Ну, пара уж каких-то таких жгучих брюнеток, что это не открасишь, а так – блондинки. Все с одинаковой длиной волос.

– Мода – это ведь не только гламур…

– Правильно. Мода на корни. Заунывные русские песни, плачи. «Ты гори, догорай, моя лучина, догорю с тобой и я». Поешь, плачешь, так себя жалко, так себе нравишься. Кроме того, если объявляешь, что русская литература кончилась, или не начиналась, или же она вся насквозь гнилая, – привлекаешь внимание окружающих. Так больные в предбаннике у врача любят демонстрировать язвы, переломы, гнилые зубы – что у кого. Гордятся. А если будешь выступать с заявлениями, что у нас много хороших, интересных писателей, то тебе сейчас же скажут: «Какие писатели? ЭТО писатели? Да какие же это писатели?» Потому что фыркать – это гораздо более защищенная позиция.

– А почему еще не так давно считалось, что хорошие писатели есть, и о них и писали, и говорили?

– Потому что когда икры нет, она кажется вкусной, а когда она на каждом углу, то ее никто не берет. Вкус-то ее от этого не меняется.

– Значит, икру ругают и говорят, что хорошей нет. Что же тогда нужно?

– Сменим метафору. Сказку о рыбаке и рыбке читали? Человеку свойственно зажираться. Дело не в том, что у нас нет хороших писателей, а в том, что их слишком много. К ним привыкли, хотят большего, еще большего, еще большего. Воскресни сейчас хоть Шекспир, хоть Данте, хоть Лев Толстой, хоть Набоков – их не то что оплюют, они уже оплеваны, – а просто зевнут и скажут – ну и что?



Лидия КАБАРДИНА

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100