14 декабря 2019  |  суббота  |  06:54


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 15 (121), 26 апреля 2007, Все районы

Артем Михалков: «Я уже успел насладиться этой жизнью»

Младший сын Михалкова лишь засветился в модных блокбастерах «9 рота», «Сибирский цирюльник», «72 метра» и «Жара», но карьеры в кино еще не сделал. Впрочем, Артем верит, что придет время, когда он перестанет быть сыном Михалкова и станет просто Артемом Михалковым, Михалковым-третьим.



– У Вас есть мечта?

– Мечта – снять картину и как можно скорее. Я снимал разные клипы, рекламу, документальные фильмы, снимался сам, а теперь хочется сделать полнометражный фильм. Сейчас у меня есть три сценария.

– Я знаю, что одна из историй, которую Вы хотите снимать, о мужчине и женщине, которые никак не могут решить, кто же из них главный…

– Да, там женщина отстаивает свою позицию, мужчина – свою. При этом они любят друг друга, но борьба за первенство им очень мешает…

– Вашей дочке уже четыре года. Помните, как Вы восприняли известие о ее рождении?

– Мы сидели с братом Степаном у него дома. Даша позвонила и сказала, что у нас родилась дочка. Я был в шоке. Первый ребенок – это всегда большое событие. Степан налил нам по бокалу вина, а потом пошутил: «Ну, ты попал!» В общем, домой я вернулся только через день…

– А от цирка какое самое сильное впечатление?

– Ну, кроме того, что это совершенно потрясающий адреналин, в цирке сохраняется редкое на сегодняшний день ощущение своего дома, семьи. Такое чувство братства было, наверное, во времена Советского Союза.

– Как сейчас на жизнь зарабатываете?

– У меня есть кинокомпания «Кинодом», которая занимается съемкой музыкальных клипов, рекламных роликов и документальных фильмов. «Страсти по России» и «Библиотека русской классики» – наши лучшие работы. Еще я являюсь одним из учредителей ресторана «Ветерок». Поучаствовать в этом проекте меня пригласили Аркадий Новиков и мой брат Степан Михалков.

– Видимо, Степан Вас и порекомендовал Федору Бондарчуку на роль в «9 роте». Давно известно, что они друзья…

– Федор и правда лучший друг Степана. Они одногодки, у них совместный ресторанный бизнес и совместная кинокомпания. А мы с Федором всегда общались как хорошие знакомые, и никто его обо мне не просил. Этот проект Федор пытался реализовать в течение 6 лет. И на протяжении всего этого времени он мне периодически говорил: «Что-то ты сегодня выглядишь не так, как надо. Соберись, будешь у меня сниматься».

– Тяжело делать первые шаги в новом деле?

– Конечно, но для этого как раз должны быть друзья, которые будут тебя поддерживать и убеждать, что ты должен двигаться вперед. Кто-то тебя должен поддержать. Для меня таким другом является Федя Бондарчук. Я могу позвонить ему, посоветоваться по любым творческим вопросам, и я точно знаю, что он честно на это отреагирует. Например, когда меня пригласили в сериал «Петя Великолепный», я не был уверен, что соглашусь. Но Федор сказал: «Если ты не сделаешь эти шаги, то ты их никогда не сделаешь». Я очень доверяю ему.

– Вам, наверное, нервы нужны железные, чтобы спокойно реагировать на вопросы «ну, и как живется сыну такого известного папы?»

– Всем детям известных родителей приходится что-то доказывать. Если это беспокоит, тогда надо вообще сидеть дома и ничего не делать. Мне лично интересно пробовать себя в разных жанрах (опять я о цирке!), я имею в виду – в разных профессиях. Потому что жизнь – это движение, поиск.

– Авторитет отца – вещь незыблемая?

– Отец – это, прежде всего, человек, которого я очень сильно люблю, а когда ты любишь человека, ты всегда к нему прислушиваешься. Все члены нашей большой семьи обращаются к нему за советом, и он действительно может помочь в принятии какого-то решения. И я, и Аня, и Надя часто с ним созваниваемся, рассказываем, что и как, советуемся. Это, кстати, исконно русская традиция – интересоваться родительским мнением, и я ничего здесь плохого не вижу. Надеюсь, что такие же отношения, как у меня с отцом, сложатся и у меня с дочерью.

– Это отец настоял на том, чтобы Вы продолжили творческую династию Михалковых-кинематографистов?

– Все меня спрашивают: «Это тебя, наверное, папа устроил?» (я учился на режиссерско–актерском курсе у Марлена Мартыновича Хуциева). В нашей семье не принято договариваться друг за друга. Мало того, папа даже не предлагал мне идти во ВГИК. Я поступил сам.

– И во время учебы Вы не обращались к отцу за помощью?

– Я настолько кайфовал от своего студенчества, что не успел почувствовать, тяжело мне было или нет.

– Финансовая помощь тебе тоже не требовалась?

– Я был молод, влюблен, пребывал в творческом поиске… И потом, институтская жизнь не требовала больших денег: на питание мои траты, как правило, ограничивались бутылкой кока-колы и супчиком, который можно было развести кипятком. Круглые сутки я проводил в мастерских, поэтому можно сказать, что юность моя прошли в стенах ВГИКа…

– …и съемной квартиры.

– Да, я снимал квартиру. Работая в картине отца «Утомленные солнцем», я начал получать какую-то зарплату. Еще подрабатывал на документальных фильмах камерменом – менял пленку оператору, параллельно перепродавал иномарки. Было все очень интересно и прикольно.

– То есть на девушек в институте Вы особо не тратились?

– Нет, почему же, тратился! Я встречался, влюблялся, дарил цветы. Много чего попробовал в этой жизни. В том числе была и грустная любовь, как у всех в бурной молодости. Есть что вспомнить. Первая любовь случилась в 14 лет, я тогда думал, что это на всю жизнь.

– Отец никогда себе не позволял диктовать, с кем Вы можете встречаться, а с кем нет?

– Вопросы личного характера отец предоставлял решать нам самим.

– Правда, что в Вашей семье никто не может жениться без благословения отца?

– Мы все всегда женились и разводились без всяких разрешений. Как можно запретить человеку жениться, если он влюблен? Либо жизнь сломать, либо спровоцировать еще худшую реакцию.

– Когда Вы встретили Дашу, сколько Вам было лет?

– 19. Я уже учился во ВГИКе, а Даша пришла на подготовительные курсы актерского факультета. Там и познакомились, стали общаться. А через пару лет судьба снова нас свела случайно, и с тех пор мы не расстаемся. Хотя перед тем, как возникли первые серьезные чувства, мы долго дружили и только спустя полгода начали жить вместе.

– С чего же началась Ваша совместная жизнь?

– Дашина мама уехала работать в Африку, и на первые три года мы поселились в ее квартире. Потом начались путешествия по съемным квартирам, иногда останавливались в гостиницах. Было очень весело. Сейчас у нас есть свое жилье.

– Так жена у Вас – актриса?

– Нет, она не стала поступать во ВГИК. А потом Даша поступила на психологический факультет и сейчас работает в известном российском журнале, ведет свою рубрику о звездах.

– В чем рецепт Вашего семейного счастья?

– Да я не знаю. Живем, как живем. Очень важно смотреть в одну сторону. И, наверное, просто, кроме профессии, надо еще быть и талантливым в личной жизни. Любить свою жену, чтобы она любила тебя и чтобы дети были здоровы.

– Какие черты характера Вы унаследовали от папы, а какие – от мамы?

– От обоих я унаследовал что-то хорошее. Но вообще я похож на папу, мне близка его властность, хотя с Дашей у нас достаточно демократичные отношения. Бывают, конечно, и разногласия, не без этого.

– Интересно, на какой почве?

– Наташа, например, есть не хочет, а Даша ей эту кашу пихает. Я говорю: «Ну не надо ее заставлять!» Слово за слово, и начинается… А потом не выдерживаю, говорю, что надену кому-то эту кашу на голову. Не скрою: иногда у нас доходило до очень бурных эмоций, с разбиванием чего-нибудь стеклянного об пол. А вообще я достаточно спокойный человек.

– Не раз говорилось, что Надя – папина любимица. У Вас никогда не было ревности к сестре по этому поводу?

– Если бы она была мальчиком, я бы, может, ревновал. А так как она девочка, то никакой ревности не возникает. И наоборот, я счастлив, что она более близка с отцом, чем мы с Аней. Может быть, потому, что она – поздний ребенок. Мы с Аней росли в тот период, когда отцу было где-то лет 35, а это совершено другое. Мы прошли довольно много папиных ноу-хау в плане воспитания детей. У него тогда были свои представления, другие правила. Он нас порол, давал нам задания, и если мы их не выполняли, нас наказывали. А вот Степана, например, он вообще не воспитывал. Для него всю жизнь на первом месте была работа. Мы его видели редко, и нам его не хватало. Но когда он появлялся, то за те минуты и часы восполнял все то время, что его не было. И так всю жизнь.



Лидия КУРБАТОВА

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100