14 декабря 2019  |  суббота  |  06:54


ТОВАРЫ И УСЛУГИ РЯДОМ С ВАШИМ ДОМОМ!

"ПИТЕРСКИЙ МИКРОРАЙОН"

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

    Номер:


Скачай себе выпуски "ПМ"  
Архив выпусков газеты "Питерский микрорайон" в PDF-формате

    Он-лайн:


Путеводитель потребителя  



    Новости "Питерского микрорайона"




    Реклама

Расскажи о своих товарах и услугах!

заполни анкету!

И тысячи петербуржцев узнают о тебе!



    ОПРОС

Как отразился на вас финансовый кризис и кто виноват?

 

никак не отразился

 

пока никак, но худшее впереди

 

урезали зарплату

 

уволили с работы

 

подняли зарплату

 

стал меньше курить

 

стал больше курить

 

в кризисе виноваты американцы

 

в кризисе виноваты олигархи

 

в кризисе виноваты мы сами

 

во всем виноват Чубайс



Результаты голосования



Интервью со звездами

№ 16-17 (122-123), 10 мая 2007, Все районы

Владимир Вдовиченко: «В кино всегда вру»

Ныне известный и востребованный актер Владимир Вдовиченко долго о кинокарьере даже не помышлял – жил себе да трудился как все обычные парни. Сначала закончил мореходку, потом работал кочегаром, жестянщиком в автомастерской. Ну и официантом в ресторане тоже. В театральный институт пришел уже взрослым мужиком:

– Я что-то декламировал на вступительных экзаменах, а про себя почти со злостью думал, вот-вот прервут и скажут: «Куда вы лезете, ваше время уже прошло…» Но не прервали – приняли сразу же. Потом продюсер «Черного бумера» Сергей Члиянц предложил роль Кости-Кота: «Будешь играть бесплатно, зато станешь знаменитым. Если не прославишься, я заплачу тебе гонорар». Я согласился...

– Известно, что Сергей Безруков долго «отмывался» от образа бандита…

– Просто я считаю, что если у актера нет вариантов «выстрелить» с какой-то другой темой, то это отличный шанс. Конечно, у каждого свое амплуа, но артист должен постоянно расширять свой диапазон. И когда приглашают в кино, то тут уже ясно: у режиссера есть свои задумки и тебя он выбрал исходя из каких-то своих соображений. Он сделал ставку на твой внешний вид или же твою физическую подготовку. Ведь съемочный период связан с финансами, и у режиссера просто не будет времени заниматься актером, чтобы сделать из него влюбленного Ромео. Это будет и хлопотно, и, надо сказать, не всегда выгодно. Поэтому типажность и существует.

– Выходит, типажность у вас только для криминальных историй, а как же мелодрамы?

– Увы, этот жанр слабо развит и не очень востребован как в России, так и на всей территории СНГ. На Западе есть классификация фильмов «А», «В», «С», у нас же своя систематизация: что-то зритель смотрит в кинотеатре, что-то на DVD. Так вот, мелодрамы у нас как раз для домашнего видео, кассовые же сборы приносят зрелищные картины, где очень много визуальных эффектов. Но я надеюсь, что когда-нибудь все изменится.

– У популярности есть и плюсы и минусы. Как вы к этому относитесь?

– Да, это верно. Недавно узнал, что мне подарили ВМW, «семерку», но вот в чем проблема, у меня ее до сих пор нет! Ну, кто подарил-то? Может, еще раз позвонит? Или же мне звонят и говорят, что я уже езжу на ней, а подарили мне ее бандиты. Вообще, что касается всех этих слухов, должен сказать, что даже знаю, как все это делается. Как-то раз мне звонят и просят об интервью, на что я говорю, что с радостью отвечу на все вопросы только через месяц, так как нахожусь не в Москве, а на гастролях. Но журналиста это нисколько не остановило, и он тут же мне заявляет, что готов взять всю информацию из Интернета, а от меня требуется только одно – сказать что-то такое, чего я до этого никому другому не говорил. Ну, я и ляпнул первое, что пришло в голову: «Напишите, что я гей!». Вот так и рождаются свежие сплетни.

– А часто слышите: «зазнался этот Вдовиченков»?

– Пускай говорят. Если люди в упор не видят разницы между мной и тем, кого я играю – им не объяснишь.

– Раз люди держат вас за Фила из «Бригады» или Кота из «Бумера» – значит, вы хорошо по актерски сработали. Иначе бы на улице вам раздавалось в спину: «Смотри, пошел парень, который бандита из себя корчил». Приятнее бы вам тогда было?

– Трудно привыкнуть к тому, что вот человек втемяшил себе в голову, что ты криминальный тип, и все. Ты можешь никакого отношения к криминалу и близко не иметь, ты можешь выкрасить волосы, я не знаю, в зеленый цвет – он все равно будет видеть тебя тем, кем хочет.

– Хочет. А вы у человека радость отнимаете.

– Ничего я не отнимаю и именно поэтому стараюсь не фотографироваться на память и вообще меньше бывать на людях. Мы ведь дарим зрителю сказку, так?

– Я слышал, что для вас интервью – мука адова, похлеще, чем с поклонниками фотографироваться.

– Никакой муки. Просто интервью обычно приурочены к событию. Так у вас все устроено – и получается, что ты сам по себе не слишком интересен, а интересен только как человек, который здесь и сейчас во что-то вписан. Идешь прицепом к чему-то. И начинаются одни и те же вопросы – в сотый раз, как будто не прошло всех этих лет. И в какой-то момент уже хочется крикнуть: «Да чтоб тебя!» Да, я понимаю, работа…

– Вам, как бывшему моряку, скажу, что так можно от перегруза на дно пойти.

– Нет, правда: ты всю жизнь будешь делать добрые и умные дела, а потом совершишь единственную глупость – и все запомнят именно ее.

– Кстати, а вы когда позволяете себе соврать? Ведь позволяете же.

– Ну, в кино всегда вру.

– Нет, я про жизнь.

– В жизни? Когда это никому не навредит.

– А вам пользу принесет, да?

– Не факт, что пользу. Просто люди веселятся, например, и спрашивают меня: «Чего такой грустный?» А я вижу, что им хорошо, и отвечаю: «Да не грустный я. Все отлично». Зачем я им буду настроение портить? Вот в таких мелочах могу соврать.

– Можно еще враньем развлекаться. Вы же не единственный артист, который интервью не любит. Некоторые отводят душу во всевозможных выдумках: если отвертеться не удалось, разведу я этого журналиста. Не пробовали?

– Да ну. Мало того, что ты тратишь время… извините за выражение… тратишь время на интервью, так еще и заморачиваться, чтоб придумывать? Не.

– Если честно, перебирая в памяти ваши разнообразные доактерские занятия – от жестянщика до кочегара, – я труднее всего представляю вас официантом.

– А почему?

– Не думаю, что вам по природе легко смириться с девизом «клиент всегда прав», а хороший официант без этого – никуда.

– Мне повезло. Искал работу, денег не было, а хотелось. Но и времени работать тоже не было – постоянная занятость в отрывках. Но я умудрился так договориться с хозяйкой, что мне разрешили выходить только в выходные, самые денежные дни. И по ночам. Если мне грубили клиенты, я грубил в ответ. Но как-то прощалось.

– Вернемся к неожиданному решению податься в актеры. То есть решили начать жизнь с нуля?

– У каждого человека в жизни наступает такой момент, когда понимаешь, что годы идут, а ничего путного ты еще не сделал, и неизвестно, сделаешь ли, если оставишь все как есть. Это не пафос, я и сейчас об этом часто думаю. И вот однажды я решил изменить все. Сел на поезд и поехал в Москву поступать во ВГИК.

– Почему именно во ВГИК, вы из семьи гуманитариев?

– Да нет, из рабочей интеллигенции, как принято было раньше писать в анкетах: моя мама инженер-технолог, папа был механиком. А ВГИК… Лежал я как-то на диване, смотрел телевизор, и там показывали передачу о том, как абитуриенты поступают во ВГИК — поют, стихи читают. Я подумал, может, и мне так попробовать? Когда приехал, во ВГИКе мне объяснили, что на набор я уже опоздал, но можно пойти на подготовительные курсы, и обнадежили тем, что, похоже, у меня к актерской профессии есть природная склонность. Через год я поступил.

– Детство было «бригадное»?

– По-моему, это и так видно по моему сломанному носу, по разбитым кулакам. Я был хулиганистым малым, но не потому, что по природе такой, а потому что в Калининградской области — довольно глухой провинции, откуда я родом, — были свои уличные законы. Если ты не умеешь драться, значит, ты человек второго сорта.

– Сегодня многие актеры пробуют себя в режиссуре, а вы об этом еще не думали?

– Знаете, у артистов даже есть такая градация: начинаешь с лейтенанта, а заканчиваешь генералом. Слава Богу, я еще не генерал, даже до полковника пока не дорос. Так что впереди у меня есть еще хороший запас времени. Что касается режиссуры, то мне это очень интересно. Но как мне кажется, для того чтобы снимать достойное кино, нужно овладеть всеми тонкостями актерской профессии.

– Есть ли у зрителей шансы увидеть третий «Бумер»?

– Петр (Буслов, режиссер) говорит, что он точно снимать не будет, то же самое твердят продюсеры картины. Однако они не исключают, что концерн «БМВ» придумает новую машину, которая вдохновит Петра на новые подвиги. Он ведь большой любитель этой марки. И выбор автомобиля был сделан им по любви, а не по расчету.

– А вы суеверны?

– Суеверен. Игра игрой, бравада бравадой, но поскольку человеческая энергетика имеет какую-то память, с этими вещами особо шутить нельзя.



Леонид МАРТЫНОВ

назад

интервью со звездами  |  цитаты недели  |  архив  |  обратная связь

наверхнаверх

© "Питерский микрорайон" | 2006


    Biramax 2005-2017  

При цитировании информации гиперссылка
на данный сайт обязательна


Rambler's Top100